19:38 

Удачное приобретение

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
Поскольку начало фанфика выложено в странном виде (по крайней мере, у меня отображаются черные буквы на темно-коричневом фоне, отчего у меня глаза сползаются к переносице), я его перевыложу заодно с продолжением.

Название: Удачное приобретение
Автор: Lupa
Бета: нет
Фандом: Эдвард Руки-ножницы
Рейтинг: PG-13
Размер: пока миди
Пейринг: Э, ОЖП
Жанр: Drama, Romance
Дисклеймер: Все принадлежит Бертону, и Депп - пророк его. А ОЖП опять, как ни странно, моя. Хотя от меня в ней немного.
Статус фанфика: В процессе
Примечание автора: Упс, ай дид ит эгейн...
Короче, это фанфик по ЭРН, сюжет у меня в голове уже полностью есть, осталось собрать моск в кучу и вбить все это дело в комп. В связи с огромным количеством предложений, теснящихся между ушами, попробовала пользоваться диктофоном, шоб ничо не потерять. Занятный опыт. Буду продолжать эксперименты.
Размещение на других сетевых ресурсах: С разрешения автора. Ибо нефиг.
~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~

Пустынное шоссе простиралось впереди, насколько хватало глаз.

Прямая и ровная федеральная трасса № 75 уходила вдаль за горизонт, а по бокам тянулись бесконечные апельсиновые рощи. Асфальт мягко шелестел под колесами, руль словно застыл в одном положении, и все вместе навевало невообразимую скуку. Выудив из бардачка карту, я бесцеремонно развернула ее на приборной панели – все равно тут даже опоссумов нет, чтобы ненароком броситься под машину.

Похоже, заповедники остались позади, а это значит, что я почти у цели. Теперь осталось только съехать на шоссе № 41, а потом уже на местную дорогу. Я небрежно сложила карту и запихнула обратно. Потом как-нибудь поправлю. Потянулась за сигаретами, с прискорбием обнаружив, что осталась, дай бог, четверть пачки. Надо будет затариться по дороге, да и жратвы какой-никакой прикупить. Прикурила, в который раз уже подпалив свисающую на правый глаз косую челку. Несмотря на то, что от этой челки были, в основном, одни неприятности, избавляться от нее я не спешила. Нравилась мне ее парадоксальность: она точь-в-точь повторяла знаменитые рваные челки эмо, но была при этом жизнерадостного светло-медного цвета. Заметив указатель, я решительно повернула руль вправо. Еще несколько миль – и вот оно, сорок первое шоссе. До океана рукой подать: его не видно, но ветер стал удивительно свежим и, кажется, насквозь пропитался йодом.

Я включила радио и повертела ручку настройки. В эфире были одни местные радиостанции с довольно убогими мотивчиками. Я фыркнула и переключилась на магнитолу, жмакнула «рендом». По салону разлились звуки «Hotel California». Отлично, то, что нужно для дальней дороги.

На заднем сидении недовольно завозился Тифон.

- Ш-ш-ш, милый, мы скоро приедем. Потерпи немного. Вода у тебя не кончилась? – Я посмотрела в зеркало заднего вида – сидящий в переноске кот даже сквозь решетку умудрялся глядеть с высокомерным презрением.

Еще через час мы съехали с шоссе. Я мельком глянула на уровень бензина. Мда, похоже, железная лошадка проголодалась. Впереди замаячила заправка. Я затушила сигарету, с сомнением поглядела на переполненную пепельницу и выкинула бычок в окно.

Хмурый парень в фирменном комбинезоне ткнул рылом «пистолета» в отверстие бензобака и меланхолично привалился к боку моего пикапа.

- Странная тачка, - невнятно заметил он, перекатывая во рту жвачку. – Не могу разобрать, какой она марки.

Еще бы! Я ее своими руками собирала в гараже у Ларри – лучшего механика на всем Восточном побережье. Кузов от «Форда», причем здорово модифицированный в процессе, а остальное, как говорится, с миру по нитке.

- «Порше». Новейшая модель, - с серьезным лицом заявила я, - только что с конвейера.

- Да? И когда это вы успели ее покрасить в таком случае? – раздался сзади густой бас.

Я чуть не подпрыгнула и обернулась - позади сидел на ветхом стуле пожилой негр с газетой. Крыть было нечем: помимо прочего, моя машина была раскрашена яркими подсолнухами, что смотрелось на ее мордатом, почти квадратном кузове довольно эксцентрично.

- Спецзаказ, - выкрутилась я. – Мне нужен город ***. Скажите, пожалуйста, до него еще далеко?

- Да тут рядом, - вмешался хмурый парень, - свернете вон за той рощей – и, считайте, приехали. Сначала будет торговый центр, а там и до города рукой подать.

- Спасибо. – Я рассеянно кивнула, расплатилась и покатила дальше.

Торговый центр – это было ценно, тем более что ночевать я собиралась в свежекупленном доме, а ни электричества, ни водопровода там, судя по всему, не было и пока не предвиделось. Следовательно, было бы неплохо запастись водой, дровами и жидкостью для розжига.

Возле рощи и впрямь был указатель с названием города. И население – полторы тысячи человек. Не густо. Свернув на подъездную дорогу, я невольно ахнула и приглушила двигатель.

Он возвышался над городом – темный, огромный, венчающий собой каменистый холм. Казалось, дом давит на это небо, нависает над крохотными аккуратными коттеджами, виднеющимися вдалеке. Закат, обнимающий горизонт, словно обтекал дом, оставляя его черной дырой на полотне этой реальности. Я залезла в сумку и достала фотографии, по которым купила эту махину. Похоже, агент не обманул, и это, действительно, «красивое здание, построенное в 19 веке по индивидуальному проекту в готически-фантазийном стиле». Надеюсь, что дом именно такой большой, каким кажется. Обидно было бы, если бы он оказался мелкой хибаркой. А то, что его отовсюду видно – тем лучше, и никаких указателей не понадобится, он сам себе указатель.

Справа в опускающихся сумерках сиял неоновыми вывесками пресловутый торговый центр. Я зарулила на стоянку, еще раз проверила, как там Тифон, и вошла внутрь. Как и в любом уважающем себя торговом центре, почти весь первый этаж тут занимал супермаркет. То, что надо. Народу в магазине было на удивление мало, но, двигаясь мимо полок с продуктами, я не раз ловила на себе удивленные взгляды. Ну, да, в таком маленьком городке наверняка все друг друга знают, и чужака распознают влет. Впрочем, даже если бы город был большим, учитывая, как они тут одеваются, меня бы все равно мигом раскусили. Видимо, не каждый день пред их светлыми очами дефилируют девицы в армейских штанах и ботинках и майке цвета хаки.

Сдув с глаза челку, я проверила покупки. Вроде бы, ничего не забыла. Навалившись на ручку, я покатила тяжелогруженую тележку на кассу и пристроилась в хвост очереди.

- Проездом у нас? – обратился ко мне стоящий впереди дядечка, которого я про себя отнесла к виду «горожанин словоохотливый».

- Да нет, - беззаботно ответила я, - собираюсь поселиться. Вот, дом купила.

Дядечка нахмурился.

- А кто у нас продавал дом? Раффены, что ли?

- Нет-нет, что вы, я имею в виду не коттедж, а именно дом. Тот, что на холме.

Воцарилось изумленное молчание – в очереди разом смолкли разговоры, и все, как по команде, уставились на меня, в том числе и те, кто до этого старался на меня не пялиться. Я улыбнулась, довольная произведенным эффектом. Что ж, послушаем, что они скажут. А им явно было, что сказать.

- Это же дом с привидениями!

- Там водятся призраки!

- Гиблое местечко!

- Там живет маньяк с лезвиями!

Заговорили все одновременно.

О, как… Славно.

Судя по всему, каждый считал своим долгом предупредить бедную заблудшую меня о возможной опасности.

- Не обижайте его, пожалуйста! – перекрыл вопли дребезжащий старческий голос.

Я невольно обернулась.

По проходу к кассам семенила старушка, сжимающая в лапках пакет с молоком. У нее были большие печальные глаза и бледное испуганное лицо.

- Не обращайте внимания, - прошептал мне на ухо болтливый дядечка, - это моя тетка Ким. Пятьдесят лет назад ее жениха грохнул тот маньяк, ну, который с лезвиями. С тех пор она чокнулась. Так и не вышла замуж, все твердит про своего возлюбленного, какой он был нежный.

Я молча кивнула. Что ж, в любом городе найдется сумасшедшая бабка, похоже, мне посчастливилось столкнуться с местным изданием. Я проникновенно посмотрела на старушку – этот взгляд я обычно приберегала для Дары.

- Не волнуйтесь, я его не обижу. Поверьте мне.

Та мигом успокоилась и как ни в чем не бывало сунула свой пакет в тележку племянника.

Подошла моя очередь на кассе. За спиной по-прежнему раздавались шепотки. Здорово же я их тут взбудоражила.

- И блок «Lucky Strike», будьте добры, - попросила я кассиршу. Она нырнула за прилавок и выудила картонную коробку.

- А вы, на самом деле, собираетесь там жить? – спросила она, глядя на меня круглыми глазами.

- И не только, - туманно сообщила я, подхватила пакеты с покупками и потащилась на стоянку.

Судя по реакции местных жителей, мне необязательно даже делать рекламу - сюда и без того будут стекаться толпы любителей острых ощущений. Просто толпы.

Однако надо было торопиться: на улице неотвратимо сгущались сумерки, а мне совсем не улыбалось шариться по тамошнему саду в потемках. Исходя из мутных фотографий, сад был большой и запущенный. В конце улицы, на небольшой площадке для разворота пришлось притормозить – высокие кованые ворота, когда-то венчавшие собой ограду, проржавели и погнулись, одна створка была свернута на бок, вторая валялась на земле. Я осторожно проехала по ней, молясь про себя, чтобы там не оказалось какой-нибудь острой завитушки, только и ждущей, чтобы впиться в колесо моему автомобилю. Дорога зигзагом поднималась вверх. Я не особо глядела по сторонам: приходилось следить за дорогой, чтобы не впереться во что-нибудь ненароком. Наконец, припарковав машину перед очередными – на сей раз целыми – воротами, я прихватила фонарик и протиснулась между прутьями в сад.

К моему несказанному удивлению, сад оказался вполне приличным с виду. Нет, сухих деревьев в нем было полно, но помимо них моему взору предстали ухоженные клумбы и изумительно подстриженные кусты. Я видела похожие во Франции. И в Англии, кажется, тоже. Любопытно, у кого это такая буйная фантазия? Учитывая нелицеприятное мнение местных жителей об этом доме, вряд ли кто-то из них ходит сюда по воскресеньям, чтобы поработать садовником. Скорее, это агентство недвижимости расстаралось, всячески стремясь пустить мне пыль в глаза. Неудивительно, если принять во внимание, что я первый покупатель, которого они смогли найти на это здание за последние сто лет.

Я посветила фонариком вверх. Стены и крыша дома, ограда сада были украшены фигурками зверей, птиц и каких-то диковинных животных. То, что надо. И цвет камня отличный. Из этой развалюхи выйдет отличный отель, совмещенный с аттракционом «дом с привидениями». Народ валом повалит. Внутрь я заходить не стала. Кто знает, как оно там, внутри… небось, все прогнило. Еще не хватало оказаться похороненной под обвалившейся балкой в собственном доме!

Протиснувшись обратно, я первым делом выпустила Тифона. Кот немедленно задрал хвост трубой и навострил лыжи прямиком на ограду.

- Счастливой охоты, - пожелала я своему миниатюрному «Шер-Хану», - смотри, не загуляйся там… сам по себе.

Мне неохота было таскаться туда-сюда сквозь узкую щель, да еще и с вещами, поэтому я вытащила из багажника ломик и принялась раздвигать створки. Через десять минут пыхтения и проклятий, а также один сломанный ноготь, одна из створок поддалась и со страшным скрипом распахнулась. Ну, и зер гут, как говорится.

Ночевать в доме по понятным причинам я не собиралась. Так что пришлось выгребать из машины походное снаряжение. Палатку ставить не стала – и так тепло. Пошарила вдоль ограды, насобирала камней, сложила очаг. Рядом кинула пенку, спальник и пакеты с едой. Предположив, что в таком саду хоть где-то должна лежать огромная куча хвороста, я обошла его по периметру, и в одном из дальних углов, действительно, обнаружила эту самую кучу. Тем лучше – одновременно буду готовить и расчищать угол от мусора. Запалив недурной костер и ухнув на решетку видавшую виды сковородку с ужином, я принялась сооружать умывальник. Конечно, если понадобится принять душ или помыть голову, он мне не поможет, но пока сгодится, а потом, думаю, все наладится. Взяв одну из бутылей с водой, я открыла ее и закрыла обратно. Потом повесила на ворота оплетку из толстой проволоки и сунула в нее бутыль в перевернутом виде. Теперь достаточно слегка открутить крышку – и вуаля – умывальник готов.

Потом я неспешно ужинала, поглядывая на чистые весенние звезды, вдыхая солоноватый восточный ветер и заново привыкая к ночевке под куполом неба. Как давно это было! Больше трех лет прошло. Но я помню. Я все еще помню.

Свинина с бобами, пара банок пива – что еще нужно человеку для счастья? Правильно, теплый спальник и ясная погода. Убрав за собой, я умылась, расплела косу, сняла с себя все фенечки, чтобы они не будили меня своим звоном, и, поставив мобильник на семь утра, заползла в спальник.

И долго еще лежала, глядя в рассыпающиеся в очаге угли и слушая, как где-то скачет по саду Тифон. И сама не заметила, как уснула.

В какой-то момент мне снилось, что на меня смотрят. Я буквально всей кожей ощущала этот взгляд. Но он не был тревожным, этот сон. Скорее, это было… предвкушение, как в детстве, когда ждешь Рождество или День рождения, и твои сны полны ожиданием чуда. Потом было легкое, почти невесомое прикосновение. Кажется, я начала просыпаться… «Наверное, это лист с куста упал», - подумала я и отмахнулась. Послышалось мелодичное треньканье, моя рука задела что-то плотное – и все пропало.

- Тифон, башку отверну, зверюга полосатая, - пообещала я – и опять уснула.

* * *

Утро встретило меня веселеньким треньканьем будильника и ярким солнцем, бьющим точно в глаза. Выпростав из спальника левую руку, я попыталась нашарить телефон. Неудачно. Под закрытыми веками плавали золотисто-розовые круги. Вздохнув, я повернулась набок. Вернее, попыталась повернуться – и обнаружила, что голова моя плотно прижата к земле.

Ну, елки-палки!

Я дернулась посильнее, и над ухом раздался вопросительный мурк. Все ясно. Тифон, как обычно, разлегся у меня на волосах. И чего ему в ногах-то не спится?

- Брысь, скотина, - я закинула руку за голову и пихнула кота в волосатый бок. Тот обиженно мявкнул, вскочил и пронесся мимо меня куда-то в кусты. Наконец-то мне удалось вырубить звонок.

Тут я заметила рядом с мобильником нечто странное. Это была прядь моих волос. Начисто срезанная.

- Тифон, ты просто монстр, - пробормотала я. – Придется тебя запирать в подвале, как аттракцион для туристов. И где только такие когти отрастил? Вот лишу тебя довольствия – будешь знать.

Костер прогорел, оставив после себя серый пепел. Я вздохнула и выбралась из спального мешка. Роса давно высохла, день наливался теплом, как спелое яблоко. Пора было приниматься за дело. Но сперва – кофе. Заново запалив костерок и взгромоздив на решетку кофейник, я побрела умываться.

При свете дня старый сад казался куда менее таинственным, чем ночью. Яркие цветы на клумбах, забавно подстриженные кусты… Только дом все такой же серый, мрачный и… холодный, что ли?

Сегодня в плане у меня стояло обследование первого этажа и предварительные прикидки объема ремонтных работ, хотя и так было понятно, что денег сюда придется вбухать немерено. Конечно же, суммы, оставшейся после покупки дома, на это бы не хватило. Удачно, что я смогла договориться с Билли – вряд ли бы кто еще согласился ссудить мне полмиллиона наличными. Теперь деньги лежали в банковской ячейке и ждали того момента, когда я начну превращать их в камень, доски, стекло, трубы… Дел хватало.

Для начала я достала миски и корм для Тифона. Он, конечно, тот еще охотничек, но, как я подозревала, тут и крыс нету. С чего бы им тут быть-то? Поживиться все равно нечем. Потом наскоро перекусила хлебом с клубничным вареньем, влила в себя пару кружек кофе и почувствовала, что готова к труду и обороне. Захватив фонарик помощнее, рулетку, блокнот и карандаш, я подошла к крыльцу. Ну, пора приступать к делу.

Дверь тихонько скрипнула и неожиданно легко отворилась. Солнечные лучи осветили огромный пыльный холл в два этажа. Пыль была везде: на полу, на столах, даже на стенах. В одном месте ровный слой пыли разбивала цепочка следов, уходящая на лестницу, что вела на второй этаж. Так-так, похоже, что юное поколение не очень-то верит в бабушкины сказки про маньяка и бегает сюда на свидания. Ну, я им малину испорчу. Фонарик оказался пока не нужен – сквозь высокие окна внутрь проникало довольно света - и я повесила его на пояс.

У дальней стены высились какие-то бесформенные кучи, при ближайшем рассмотрении оказавшиеся чудовищных размеров допотопными автоматами. Рядом с ними стоял стеллаж с запчастями. Похоже, хозяин дома был инженером-конструктором. Любопытно. Все было пыльным и грязным. Особенно меня порадовала паутина на люстре. Представляю, как я буду ее обметать. Хотя сама по себе люстра шикарная. Очень антуражно. Почти все стекла в окнах оказались предсказуемо разбиты, так что я попросту обошла холл и подсчитала количество окон. Вдоль стен стояла закрытая чехлами мебель. Дорогая, наверное. Антиквариат. Единственной незавешенной мебелью оказался длинный стол, уставленный книгами, письменными приборами и еще бог знает чем.

Позади парадной лестницы, украшенной зловещего вида фигурой, было еще две боковые лесенки. Я хмыкнула – и решительно направилась налево.

Там был узкий коридор и две двери, ведущие в жилые комнаты. Ага, две спальни. Первая явно женская. Обилие вазочек, салфеточек, несколько картин, прячущихся за мутными стеклами, ширма с китайскими мотивами, кованая кровать с шишечками, слоники на комоде. Надо будет разобрать это все, посмотреть, что можно оставить. В шкафу висели старинные платья – я не решилась их тронуть, побоялась, что рассыплются от старости. Хотя, здесь сухо, вряд ли они сгнили, но…

Вторая комната, видимо, принадлежала хозяину. Там я обнаружила красивое бюро со множеством отделений, обитую зеленым шелком кушетку и кровать, как две капли воды похожую на ту, что стояла в соседней спальне. И еще там был камин. На каминной полке стояла фотография в рамочке. Я взяла ее, стряхнула пыль и всмотрелась в лица обитателей дома, умерших бог знает сколько лет назад. Франтоватый мужчина с усами, молодая женщина, младенец, завернутый в кружевные пеленки. Ничего особенного.

Движимая любопытством, я перевернула рамку и сняла заднюю стенку. На обороте таких фотографий обязательно делали всяческие памятные надписи. Но ничего было не разобрать – здесь окно закрывали тяжелые бархатные шторы. Я потянулась отодвинуть одну из них – и весь карниз целиком рухнул к моим ногам, подняв облако пыли. Я едва успела отскочить, и от неожиданности выронила фото. Рамка жалобно звякнула, поздоровавшись с каменным полом.

Ну, твою же мать!

Чихая и ругаясь на чем свет стоит, я выскочила в коридор. Ладно, пора заканчивать с этими сентиментальными прогулками. Правая лесенка вела в хозяйственные помещения: кухню-столовую, библиотеку и весьма приличную мастерскую. Во всяком случае, инструменты и тиски там были такие же, как и в любой другой мастерской.

Я вернулась к парадной лестнице. Отрадно все-таки, что полы и лестницы тут каменные – одной головной болью меньше, да и шансы быть погребенной под развалинами этого дома резко уменьшались. Наскоро обежав второй этаж и не найдя ничего выдающегося, я спустилась обратно в холл. На чердак не пошла – там как раз пол был деревянный. Но и беглого взгляда оказалось достаточно, чтобы понять: крышу придется делать заново, и это будет куда проще и дешевле, нежели ремонтировать старую. Подвал я тоже решила оставить на сладкое.

Выйдя из дома, я позвонила Ларри. Он обещал мне подогнать бригаду хороших строителей, да и сам собирался подъехать. Потому что второй его любовью после автомобилей была я. Ему нравилась моя увлеченность такими мужскими занятиями, как возня с моторами, ремонт сантехники и прочее. Он был старым другом отца, и я считала его крестным. А он, всякий раз приезжая к нам домой, рассказывал тогда еще маленькой мне, как мой папа выиграл этот дом в кости почти сразу после того, как мама выиграла папу в карты.

При мысли о родном доме у меня заныло сердце. Я подняла глаза вверх и мысленно извинилась перед родителями. Но ничего не поделать – там не было никаких перспектив. А тут… вдруг получится?

- А вот не надо было одновременно погибать в автокатастрофе, - пробурчала я грустно. – А то даже внучку не сподобились увидеть. Эх…

Запустив руку в волосы, я ощутила, как они буквально скрипят под пальцами. Пыль. Да, надо бы организовать какое-никакое постоянное водоснабжение. Внезапно мне пришла в голову интересная мысль. Я обошла сад со всех сторон и, наконец, обнаружила небольшой колодец возле задней двери. Скинув в его мрачную глубину ведро на цепочке, я услышала далекий плеск. Значит, вода есть. Надо поставить насос, и пусть себе качает…

По дороге в строительный магазин, я размышляла, что еще можно сделать до приезда Ларри, который обещал появиться через неделю. По всему выходило, что немного. Ну, и ладно. Пусть его ребята расстараются.

Когда я, купив насос и душевую кабинку с баком на крыше, вернулась домой, время уже перевалило за пять часов пополудни. Остаток дня ушел на то, чтобы заставить эту штуку работать. Чудно. Теперь всегда можно будет ополоснуться. Оглянувшись по сторонам – я помнила про следы в доме и мальчишек, которые кружили вокруг моего автомобиля на велосипедах, точно стая чокнутых дельфинов, - я нырнула в кабинку. Вышла я из нее посвежевшая, и, вполне возможно, помолодевшая. Ну… чуть-чуть.

После ужина меня потянуло на лирику, и я взялась за гитару. Села прямо на спальник, подсунула под спину рюкзак и провела рукой по струнам. Они радостно отозвались на прикосновение…

Так я и сидела, наигрывая простенькие мелодии, пока не задремала.

Во сне струны пели мне об одиночестве и снеге, а я отвечала им переборами фламенко и говорила, что смерти нет.


Примечание: Имя главной героини выбрано исключительно потому что мне оно нравится, нравится его отсылка к архангелу и то, что оно одновременно мужское и женское (собственно поэтому я полгода назад и переименовала дневник). Если бы я хотела обозначить, что ОЖП - мое альтер-эго, я бы назвала ее Изабеллой или своим собственным именем - на сей счет у меня комплексов нет. Данное имя подчеркивает, что я придала героине некоторые черты своего характера, но в целом она имеет со мной мало общего.


* * *

Я проснулась от того, что Тифон затеял на редкость шумную возню где-то в кустах. Солнце поднялось высоко. Глянула на часы – уже десять. Однако горазда я спать!

Я встала, подняла с пенки гитару и с удивлением обнаружила на ее лаковом боку свежую царапину. Вечером ее точно не было...

В кустах снова зашуршало.

- Тифон, сволочь ты хвостатая, я тебя на шапку пущу, так и знай! – рявкнула я и метнула в кусты огрызок сосиски – остаток вчерашнего ужина.

Шум затих, и из кустов выперся мой кот, гордо неся в зубах сосиску. Я грустно погладила риф и убрала гитару в чехол. Еще одна царапина. Жалко, подарок ведь… Ну, да ладно.

Сегодня я собиралась спуститься в подвал. Но сначала нужно было съездить в строительный магазин – еще вчера мне пришла в голову свежая идея о том, что стоило бы запастись коробками для вещей, которые мне могут пригодиться, и мусорными мешками для барахла.

Выехав за ворота, я с немалым удивлением обнаружила на площади полицейскую машину. Сам полицейский – полноватый шатен слегка за сорок в топорщащейся на животе форме - стоял рядом и явно поджидал меня.

- Что вам угодно, офицер? – поинтересовалась я, притормозив и высунув голову в окно.

- Тоббс. Лейтенант Джеффри Тоббс. Мисс… - неуверенно начал он.

- МакКормик, - назвалась я. – Мисс Габриэль МакКормик. Так что вы хотели?

Полицейский слабо улыбнулся.

- Понимаете, с этим домом связана нехорошая история, поэтому…

- Поэтому вы решили проверить, жива ли я или меня уже прирезал маньяк с лезвиями? – насмешливо продолжила я.

Полицейский кивнул.

- Но вижу, с вами все в порядке. Что ж… Если вам понадобится моя помощь…

- Я наберу 911, честное скаутское, - пообещала я и покатила через город в сторону поворота на местное шоссе.

Странные они все. Поэтому меня нисколько не удивляет, что самые кровавые маньяки появляются в таких вот тихих городках. Поживешь тут пару десятков лет – и мысль о том, чтобы расчленить соседа зубочисткой уже не кажется такой уж дикой.

В магазине оказалось несколько более людно, чем в прошлый раз, так что пришлось немало потолкаться.

- Мисс? – окликнул меня кто-то – как раз когда я по уши углубилась в ТТХ на мощную блекэнддекеровскую дрель и прикидывала, не будет ли слишком расточительно купить ее взамен своей старенькой. - Мисс, это ведь вы купили дом на холме?

Я обернулась.

Передо мной стоял мужчина лет пятидесяти со светлыми, едва тронутыми сединой, густыми волосами, ярко-серыми глазами и широким мужественным лицом.

- Ну, допустим, я. – Похоже, на сегодня мне приветливости не завезли.

- Я Генри. Генри Милтон. Если вы уже слышали о том давнем убийстве, то… Это был мой брат.

Я вытаращила глаза.

- Кто? Маньяк?

Мужчина нахмурился.

- Нет, мой брат Джим. Это его убили в доме на холме. Я знаю, вам рассказывали, будто Ким его невеста, но это не так. Они просто встречались в школе. И отец говорил мне, что она была заодно с тем маньяком.

Я оценивающе посмотрела на этого Генри. Словно угадав мои мысли, он поспешно пояснил:

- Я родился уже после смерти брата.

- Это все, конечно, здорово, но мне-то вы зачем рассказываете свою семейную историю? Хотите уверить меня, что в доме полно привидений? Так я не против.

- Нет-нет, - Милтон усмехнулся, - просто я хочу, чтобы вы знали: тело моего брата лежало под окнами того дома. Ким заявила, что они с тем маньяком убили друг друга. Но второе тело так и не нашли. Я подумал, что вам стоит знать.

- Спасибо за беспокойство.

Я рассеянно покрутила в руках упаковку с дрелью и поставила обратно на полку. Вот ведь… умеет же человек испортить настроение! Я огляделась в поисках недавнего собеседника, но его и след простыл.

В итоге ограничившись десятком коробок и упаковкой мусорных пакетов, я вернулась домой.

Домой… Странно и непривычно это было, но я уже воспринимала мрачное здание, как родной дом. Все же человек – такое животное, что ко всему привыкает. Даже если в так называемом доме протекает крыша и на чердак не зайти – того гляди обвалится.

Как я ни оттягивала момент спуска в подвал, но пришлось взять себя в руки.

Врубив фонарик, я толкнула тяжелую дверь, и она открылась с удивительно легкостью. Лишь чуть-чуть заскрипела, словно протестуя против вторжения. Да я бы и сама с удовольствием отказалась, но как тогда проверить состояние труб? Как прикинуть возможности проложения кабеля? Короче, надо идти. На всякий случай, памятуя о складах пыли наверху, я натянула на лицо маску и для верности повязала сверху влажный платок.

Вниз вели крутые, обвивающиеся вокруг колонны, каменные ступеньки. Обуздав свою неуемную фантазию, сразу же подкинувшую мне картину выскакивающего из-за угла монстра с лезвиями – непременно в слизи и бородавках – я начала спуск.

Подвал поразил мое воображение своими размерами, высотой потолков – и страшной запущенностью. Чего тут только не было! Какие-то автоматы, железяки, старая мебель, сундуки… Разделенный на несколько помещений низенькими арками, подвал напоминал сокровищницу свихнувшегося Аладдина. В самом дальнем помещении я с удивлением обнаружила стеллаж с запыленными бутылками. В них, несомненно, было вино и, судя по датам, очень старое. И наверняка очень дорогое. Это был приятный сюрприз.

Воодушевленная, я продолжила «экскурсию». Аппараты и механизмы рассматривать не стала, для этого здесь было недостаточно света. Пускай ребята Ларри вытащат это барахло, а потом уже разберемся, что с ним делать. В наименее запущенном отсеке подвала хранились, по-видимому, какие-то дорогие сердцу хозяина вещи. Я подняла крышку одного из сундуков. Одежда. Мужская. Старинная, с чулками и бриджами, я такую только на картинках и видела. Можно продать в магазины для маскарада, а лучше этим… как их? А, реставраторам. Аутентичные шмотки, да еще в таком состоянии – с руками оторвут. Может, даже оставлю себе что-нибудь. Например, этот шелковый шейный платок.

Второй сундук я открывать не стала, посчитав, что найду там то же самое. А вот за ним… За ним стояли холсты в рамах. Я осторожно вытащила один и развернула к свету. Краска с картины осыпалась, но на ней явственно угадывался дом. Тот самый, в пыльном подвале коего я сейчас находилась. Я пригляделась поближе: тот, да не тот. Похоже, это был эскиз будущего дома, куда более яркий, пронизанный светом и теплом, он при ближайшем рассмотрении весьма отличался от мрачного здания, которое я видела воочию. Однако фигуры зверей, дракон, вычурная ограда – все было очень похоже. Я поняла, что он мне напоминает.

Волшебный замок. Причем, не просто так, а замок какой-нибудь принцессы. Спящей красавицы, к примеру. И то, что изображено на картине – это его счастливое изображение. А то, что есть на самом деле – это замок тех времен, когда принцесса еще спит и давно не надеется, что принц ее разбудит. Даже подстриженные кусты навевают мысли о зарослях шиповника, сквозь которые придется прорубаться незадачливому принцу.

Наконец, в самом темном и укромном углу я отыскала маленький сундучок. Он оказался заперт, и во мне мигом взыграло любопытство. До чертиков захотелось узнать, что ж такое важное мог запереть в нем прежний владелец.

Я глянула на часы: день почти прошел. Пора было закругляться. Я прихватила сундучок и вышла наверх. Сорвала маску, с наслаждением вдохнула свежий воздух - после затхлой пыльности подвала, пробивавшейся аж через угольный фильтр маски, он опьянял почище виски.

Пока я ковырялась в подвале, пошел мелкий противный дождь. Тифон мокрым комком жался на крыльце. Он встретил меня обиженным мявом и тут же канул в глубину дома, просочившись по обыкновению у меня под ногами. Вздохнув, я отставила сундук и пошла собирать вещи. Самым разумным было последовать примеру кота и устроить ночлег в доме, благо каменный пол позволял разжечь костерок, а дыры в потолке не давали скапливаться дыму. Обустроив «бивуак» более-менее прилично, я задумалась о своей находке. Ломать сундук не хотелось, поэтому самым разумным было пойти и поискать ключик. Начать же следовало с комнаты хозяина – где еще он мог хранить личные вещи?

В комнате мое внимание снова привлекло бюро. Если этот конструктор где и прятал свое добро, так это там. В третьем по счету ящике обнаружилась связка разнокалиберных, чуть покрытых ржавчиной ключей. Вдруг какой-нибудь из них подойдет?

Вернувшись в импровизированный лагерь, я поставила греться ужин и принялась подбирать ключи. Перебрав почти половину связки, я, наконец, нашла, что искала.

В сундуке лежала стопка фотографий и письма. Верхняя фотография была точной копией той, которую я недавно разбила. Я машинально перевернула ее. Там действительно была надпись от руки: «Ричард, Аманда и Эдвард Гетсбэри, Лондон, 1852 год». Я снова пригляделась к лицам на фото. Обычная семья. А ведь, наверняка, этот усатый франт и есть ученый-изобретатель. Но если снимок был сделан в Лондоне, то что он забыл во Флориде? Внизу фото была овальная печать, гласившая, что снимок был сделан в ателье Биэрда. Следующие снимки были сделаны в разные годы. На них семейство было запечатлено вместе и по отдельности. Взрослые почти не менялись, разве что усы у изобретателя становились все пышнее, и о том, что между снимками прошло немало времени, свидетельствовал лишь ребенок, становившийся все старше и превратившийся сначала в серьезного мальчика, а потом в красивого юношу с грустными и очень выразительными глазами.

Почти на самом дне лежала фотография, запечатлевшая юношу лежащим на кушетке. Глаза его были закрыты. Некоторое время я недоумевала, зачем кому-то понадобилось фотографировать его спящим, учитывая, какими дорогими тогда были фотографии, и как трудно их было сделать.

Я перевернула фото.

На обороте значилось: «Абердин, 1878 год. Милый Эдвард, покойся с миром».

Несколько секунд я тупо моргала, глядя на надпись.

А потом вспомнила кое-что.

И похолодела.

Я читала об этом. Читала, что в 19 веке было модно фотографировать умерших людей. Им придавали такие позы, что казалось, будто они спят. Иногда мертвецам даже рисовали глаза. Особенно часто так фотографировали детей – может быть, потому что они чаще умирали…

Мужчина, изображенный на фотографии, вне всякого сомнения, был мертв. Я посмотрела на дату, позагибала пальцы… ему было 27 лет. Всего 27. На два года меньше, чем мне.

Я прикусила костяшки пальцев. Отчего-то очень хотелось расплакаться.

Но я не расплакалась.

Мне вдруг показалось странным, что я так переживаю за молодого человека, который в любом случае старше меня на сто с лишним лет, и с которым мне все равно никогда бы не удалось встретиться.

Тем не менее, аппетит пропал.

Я вяло поковыряла ужин, закрыла его крышкой от возможных посягательств Тифона и улеглась. Фотографию я поставила перед собой и долго смотрела на нее. Под конец мне даже показалось, что юноша вот-вот откроет глаза, но, к сожалению, то была лишь игра моего воображения.

Мне снились красочные сны, с замками, развевающимися флагами над бурным северным морем и заросшим шиповником садом, сквозь который я прорубала себе дорогу мачете. В конце концов, я забралась в самую высокую башню и нашла там Спящего Принца. Я поцеловала его, но он не проснулся. Тогда я легонько потрясла его за плечо. Ничего. Я испугалась. Изо всех сил тряся безвольное тело, я выкрикивала его имя. И на какой-то миг мне показалось, что веки затрепетали. Я почти представила его глаза – темные, пристальные, насмешливо-печальные, но… ничего не произошло.

Башня начала рушиться. Я полетела вниз и по-прежнему звала его по имени.

- Эдвард… Эдвард… Эдвард…
________________________________________________________

Примечание номер два: Вы будете смеяться, но на мысль о посмертной фотографии меня натолкнул вот этот снимок


Почему-то возникла такая жуткая ассоциация...

Примечание автора: Ну, кто там хотел явления героя? Вот вам, пожалуйста!:guns:

* * *

Проснувшись на следующее утро и увидев над головой высокий стрельчатый потолок, я долго не могла понять, где нахожусь. В голове крутились обрывки вчерашнего сна. «Кажется, я все-таки сверзилась с башни», - некстати подумалось мне. Воздух был сырым и довольно прохладным, и лежать на каменных плитах было не особенно-то комфортно. Наконец, я согнала оцепенелость и все вспомнила: и хождение по подвалу, и запертый сундук, и фотографию… Вот она, лежит передо мной во всей своей ужасающей неотвратимости. Фотография, запечатлевшая чью-то прерванную жизнь, жалкая попытка продлить существование человека на Земле.

Пол тут и там усеивали подсыхающие лужи. Я ожидала этого, потому и постаралась выбрать место с наиболее уцелевшим потолком – вокруг было сухо. И на слегка потревоженной мною пыли я вдруг увидела следы. Они показались знакомыми… Точно! Именно они вели к лестнице, когда я первый раз вошла в дом. Но я могла поклясться чем угодно, что еще вчера их тут не было. Значит, кто-то ходил тут, пока я спала, и вряд ли это была влюбленная парочка, тем более что следы принадлежали одному человеку. Я поставила рядом с отпечатком свою ногу. Похоже, нога у таинственного гостя длиннее моей больше, чем на дюйм. Мужская нога. Хотя…

Я внезапно представила ту старушку, Ким, в клоунских ботинках, с пакетом молока в одной руке и с окровавленной зубочисткой – в другой. Бррр! Я помотала головой. Зубочистка трансформировалась в здоровенный секатор с широкими лезвиями, покрытый засохшей кровью с налипшими волосами. В памяти мигом всплыли все столь щедро выданные мне предостережения.

О, Боже.

Настоящий маньяк. Все это время он был здесь, бродил рядышком. Прядь волос, гитара… Он смотрел на меня ночью, трогал мои вещи, но не нападал. Присматривался, небось. А я, идиотка, ходила по лезвию и ничего не видела дальше носа.

По лезвию.

Че-о-орт!

В душе поднимался какой-то мерзлый липкий и тошнотворный ужас. Захотелось немедленно собраться и умотать отсюда куда глаза глядят. Но, конечно, я этого не сделала. Сдаваться этому престарелому маньяку? Да ни за что! Во-первых, до сих пор он меня не убил, и даже не показался ни разу, значит, ему нужно что-то другое. Во-вторых, это мой дом, и я не позволю никому себя запугать. Тут мелькнула мысль, что это может оказаться спектакль, разыгранный жителями городка, чтобы изгнать чужачку. Тут же подумалось, что, в таком случае, в полицию обращаться бессмысленно – судя по повышенному интересу ко мне лейтенанта Тоббса, она тоже замешана. Может, я ошибаюсь, но лучше перебдеть. Значит, нужно действовать своими силами. Днем маньяк не высовывается, придется дожидаться ночи, как в классических ужастиках. Другого пути нет – искать его в доме бессмысленно, он знает его лучше меня, и наверняка ускользнет в какую-нибудь щель. Решено – я подкараулю, когда он выползет из своей норы и возьму тепленьким. А пока, на случай, если он следит откуда-нибудь за мной, я буду вести себя, как обычно.

Так что я позавтракала – постаралась подкрепиться поплотнее, чтобы набраться сил, – как можно более непринужденно прогулялась до автомобиля и выудила из-под водительского сидения свой Ruger. Надеюсь, в случае чего, этому ублюдку хватит 17 пуль, чтобы сдохнуть. И надеюсь, что хоть одна пуля ему достанется – зря я, что ли, в нежном возрасте околачивалась в тирах? Я сунула пистолет за пояс штанов и прикрыла футболкой.

Теперь следовало изобразить бурную деятельность, поэтому досыпав коту корма и поменяв воду, я подхватила коробку, мусорный мешок, и направилась разгребать местные завалы. Начала со второго этажа, справедливо рассудив, что удобнее двигаться сверху вниз, чем наоборот.

Пять часов спустя, насквозь пропитавшись пылью (не спасала ни маска на лице, ни бандана на волосах), извозившись, как поросенок и пропахнув потом, я сволокла на первый этаж последнюю, десятую коробку. Мусорные мешки кончились еще на середине пути, и хлам пришлось попросту свалить в коридоре. Видимо, я поторопилась, купив так мало тары. Проходя мимо завешенного серой тряпкой и паутиной зеркала, я притормозила. Сдернула тряпицу, повозила ей по гладкой поверхности…

Мда.

Создавалось такое впечатление, будто я… выцвела. Стала похожа на негатив старинной фотографии. Фотографии… Не буду об этом думать, не хочу. Кстати, о птичках: какое отношение имеет мой гипотетический психопат с колюще-режущими к семейству, которое тут обитало? В агентстве меня заверили, что у прежнего владельца не осталось живых родственников. Может, дальний? Какой-нибудь троюродный племянник шурина двоюродной бабки со стороны золовки?

Хватит.

Оставшееся до темноты время я приводила себя в порядок, готовила ужин, беззлобно поругивала Тифона, поигрывала на гитаре и перебирала найденные безделушки – словом, вела себя максимально естественно. И все время чувствовала нарастающее напряжение. У меня аж голова заболела. Под конец стало так страшно, что я на всякий случай отзвонилась бабушке.

- Да? – раздался в трубке чуть дрожащий, но такой родной старческий голос.

- Привет, Ба, это Габи. Как вы там? – как можно жизнерадостней осведомилась я.

- А, Габриэлла…

Бабушка всегда звала меня так, с самого детства. Это высокопарное имя, по ее мнению, должно было напоминать мне о высоком происхождении семьи. Хотя где там высоком! Это было так давно, что я и не знала толком ничего о людях, глядевших на меня с темных портретов в ее старом доме в Иллинойсе.

- Как вы? – повторила я.

- Все прекрасно. А как твое… начинание?

Да, я знала, что бабушка не одобряла ту легкость, с которой я избавилась от родительского гнезда. Легкости не было, но показывать это я не посчитала нужным. Пусть лучше думает, что ее внучка – черствая расчетливая стерва, чем утешает и жалеет. Не нужно мне жалости. Ни от кого.

- У меня все хорошо, - ответила я, почти не кривя душой, - а как Дара?

- Все так же. Носится по двору и вытаптывает мои левкои,- голос бабушки смягчился. Я знала, что она души не чает в правнучке, хотя и считает, что ангельская внешность, унаследованная от родителей, едва перетягивает несносный характер, унаследованный от них же.

- Позови ее, Ба.

- Минутку. Дара, солнышко, подойди. Мама хочет с тобой поговорить, - крикнула бабушка в сторону.

Несколько минут спустя послышался топоток, и у самого уха отозвалось запыхавшееся:

- Мам?

- Привет, мой солнечный зайчик. Ты в порядке?

- Ага. Мам, а ты скоро приедешь?

- Скоро, - я мысленно вздохнула и скрестила пальцы. – Вот дострою замок для моей принцессы – и заберу тебя.

- И Ба?

- И Ба, если она захочет. – В том, что Ба не захочет, я ни минуты не сомневалась.

- А кто она? – детский голос внезапно посерьезнел.

- Кто?

- Ну, принцесса?

Я рассмеялась.

- Ты, кто же еще!

- А-а-а… - и после паузы. – Я очень скучаю, мам. Приезжай.

- Я тоже. Я приеду. Ну, пока?

- Пока, мам. Ба, мама попрощалась.

Трубку снова взяла бабушка.

- Габриэлла… Спасибо, что позвонила.

- Я приеду, - зачем-то повторила я.

- Знаю. Мы будем ждать…

- До свидания, Ба.

Я еще некоторое время слушала доносящиеся из телефона гудки, потом вытерла щеки и пошла готовиться ко сну.

Лежа в запахнутом, но не застегнутом спальнике, сжимая в правой руке фонарь, а в левой – пистолет, я почти видела, как адреналин заливает меня по самые глаза. Только бы не сорваться, только бы получилось, только бы…

Тихие шаркающие шаги. И как я могла их не расслышать раньше? Неужто так крепко спалось на новом месте?

Цвирк-шорк, цвирк-шорк, будто их обладатель прихрамывает на одну ногу.

Дошли до лагеря. Остановились. Свет полупотухшего костра выхватил из чернильного мрака неясную фигуру. Такую же темную, как ночь, которая ее исторгла. Алые отсветы заметались по черной блестящей коже, многочисленным заклепкам… Фигура, неловко скособочившись, присела перед сундучком с фотографиями, проскрежетала чем-то острым по крышке…

И тут мои нервы не выдержали.

Я откинула верх спальника и резко села.

- Ни с места! Руки вверх! Стреляю без предупреждения! – завопила я, выхватывая пистолет и нацеливая его на незнакомца и одновременно направляя на него фонарик, стараясь попасть лучом прямо ему в глаза.
запись создана: 05.08.2010 в 20:02

@темы: Фанфикшн

Комментарии
2010-08-06 в 01:37 

Рената Бедро
Уста(ре)вший механизм
Мы ждём продолжения))))

2010-08-06 в 02:40 

Очень нравится стиль)такой нагловатый))единственное -******что денег сюда придется вбухать немеряно.********простая грамматическая ошибка в слове "немерено")

Пишите еще)Это превосходно)

URL
2010-08-06 в 02:53 

Рената Бедро
Уста(ре)вший механизм
Я жду явления героя)))
Само собой, читателя необходимо вымучить, как следует)) А потом "вдарить" по нервам))

2010-08-06 в 03:05 

+Lupa+
Эгоистичная веселая сволочь. (с)К. // Все думают, что я - циничная прожженная стерва, а я - наивный трепетный идеалист. (с)Соломатина
Рената Бедро А як жеж! :tease4:
Осталось всего ничего...

2010-08-06 в 03:27 

Рената Бедро
Уста(ре)вший механизм
+Gabriel+ ждём-ждём))))

2010-08-07 в 02:18 

Жду продолжения, из огромным нетерпением. А особенного самого героя, как говорила Рната.

URL
2010-08-07 в 02:20 

Вот клава глючит...даже слово не могу написать нормально. Я имел в виду - Ренату. (Богдан [edward Scissorhnds] Кондрацький)

URL
2010-08-07 в 02:20 

Вот клава глючит...даже слово не могу написать нормально. Я имел в виду - Ренату. (Богдан [edward Scissorhnds] Кондрацький)

URL
2010-08-07 в 03:02 

Рената Бедро
Уста(ре)вший механизм
Ооо)) Богданчик)))))) Урра!!!

2010-08-10 в 02:47 

Апрельская рыбка [DELETED user]
Про фотографии - удачно придумано.
Давайте Эдварда уже!!! )

2010-08-10 в 03:01 

Рената Бедро
Уста(ре)вший механизм
Терпение, не торопите сюжет, дорогие читатели, а то потом неинтересно будет)))
Все персонажи будут выходить на сцену только тогда, когда нужно, ни раньше, ни позже))))
Терпение!

2010-08-10 в 11:12 

Мрачнота.
О, да, естессно ждем! А что он не появляется?

2010-08-10 в 21:33 

Рената Бедро
Уста(ре)вший механизм
ЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫ!!!! НА самом интересном месте!!!!! ))))))))

2010-08-11 в 19:46 

Мрачнота.
ЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫ!!!!
+1

2010-08-11 в 19:52 

Мрачнота.
Я, я хотела появления героя! Но теперь оно меня еще больше интригует!

2010-08-11 в 19:52 

Мрачнота.
:heart::heart::heart:

2010-08-18 в 02:51 

Ох закрутили же вы сюжет уважаемвй автор...я прям ето все пережыл сам... (Богдан [edward Scissorhnds] Кондрацький)

URL
2010-09-10 в 00:42 

Jack-Dow
Высокие гетры и клетчатый килт,значок ГТО на рубашке блестит
Как здорово.

     

Edward Scissorhands (Эдвард Руки-ножницы)

главная